Меню
  • Ru
  • Ua
  • En
  • Ru
  • Ua
  • En
  • Буду резать, буду пить: история о подростковом селфхарме. Часть 1

    ! Редакция не рекомендует прибегать к селфхарму. Может показаться, что это решение проблемы, но вы сделаете только хуже. Если вы чувствуете апатию, утрату смысла в жизни, безнадежность... попробуйте обратиться к психотерапевту или психиатру.

    ***

    Ярослав показывает мне свои татуировки: меч с волнистым лезвием «фламберг» отражает тягу к порезам, пилюля – респект гидазепаму, грустный смайл – символ депрессивного лета 2019. Татуировки – это некая манифестация внутренних демонов героя и перманентное напоминание о пережитом опыте.

    Селфхарм – это осознанные попытки навредить своему телу без намерения совершить самоубийство. Согласно Международной классификации болезней, в перечень увечий входят порезы, ожоги, удары головой, пощёчины самому себе, выдёргивание волос и даже ресниц, злоупотребление алкоголем, наркотиками и лекарствами, царапины, укусы насекомых, которых человек не пытается избежать, и даже крайняя степень трудоголизма, когда в буквальном смысле устаешь до смерти.

    Бытует миф о том, что селфхарм, особенно подростковый, – это демонстративное поведение с целью привлечь внимание. Согласно исследованию Американской психиатрической ассоциации, занимаясь самоповреждениями, люди стремятся получить облегчение от негативного психического состояния, заглушить противоречия внутри личности, преодолеть чувство апатии или наказать себя. Дисфункциональные мысли загоняют подростков в глухой угол, и увечья становятся тем самым светом в конце тоннеля. Селфхарм – это клин клином: способ переключить внимание с душевной боли на физическую.

    По статистическим данным, всего в мире самоповреждением занимаются 1-4% населения. Среди подростков, практикующих самоповреждения, 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% – несколько раз в месяц в состоянии стресса. В некоторых странах, например, в Ирландии, существует постоянный контроль за случаями самоповреждения. За 2015 год в реестр было внесено 11 189 сообщений о селфхарме. К сожалению, украинские статистические данные отождествляют понятия «самоповреждения» и «суицид», поэтому популярность селфхарма в наших широтах невозможно измерить.

    В разговоре с DRUGSTORE 17-летний Ярослав рассказывает о том, как душевные травмы превращаются в раны на его теле, об эйфорической боли, алкоголизме и сюрреалистичной «лирике» в детской психиатрической больнице.

    О СЕБЕ

    Я учусь в 11 классе дистанционной школы. Моя жизнь довольно скучная – в основном, сижу за компом, слушаю музыку, втыкаю. В психоневрологической больнице, где я лежал после неудачной попытки суицида, мне поставили диагноз «депрессивное расстройство поведения подростка с акцентуацией черт характера по шизоидному типу и с импульсивно-аутоагрессивными действиями». «Аутоагрессивные действия» в моей выписке – это многочисленные порезы, ожоги сигаретами, злоупотребление алкоголем и аптечными препаратами.

    Вот как все началось.

    ***

    О ЗАБОЛЕВАНИИ

    Два года назад я сильно заболел. Не мог ходить, двигаться, поворачивать туловище без боли, просыпался от острых приступов. В гастроэнтерологии подозревали на болезнь Крона – тяжелое хроническое воспалительное аутоиммунное заболевание желудочно-кишечного тракта. Лютейшая болячка!

    «Было сложно принять такой расклад, но для себя я решил: если диагностируют неизлечимое заболевание, я наемся “аптечки”. Все равно нечего терять, а утолить интерес всегда хотелось».

    Спустя несколько мучительных дней я узнал, что у меня колит – неприятно, но не смертельно! Должно было попустить, но легче не стало. Я погряз в бесконечной апатии и унынии. Сначала пытался разбавить угнетенное состояние алкоголем – пивом, водкой, рево.

    «Пил в основном один – грустно, но вкусно».

    ***

    О ПОРЕЗАХ

    Начал резаться от невзаимной любви к однокласснице. Узнал, что она тусуется с моим другом, стало невыносимо больно.

    «Когда режешься, испытываешь облегчение, а потом эйфорию».

    Кровь брызжет во все стороны, а я танцую под сумрачный Mujuice и наслаждаюсь моментом. Из «минус 10» настроение подымается до «плюс 2». Колкие обиды уступают место острым ощущением. Я обливаюсь спиртом, чтобы остановить кровь, он смачно жжет – здесь можно словить еще одну волну эйфорической боли!

    Спустя несколько часов я на хайпе и в ударе убираю следы селфхарма. Этот, казалось бы, скучный процесс отвлекает от душевных переживаний и помогает сконцентрироваться на моменте здесь и сейчас. Приподнятое настроение сохраняется еще несколько дней.

    «Порезы не были для меня каким-то особенным событием, это рутина – как, например, покурить».

    Я анализировал свое угнетенное состояние и думал – вот сейчас мне плохо, но я знаю, как себе помочь. Я не преследовал цели покалечить себя, вскрыть вены, свести счеты с жизнью, просто хотел облегчить свое эмоциональное состояние, переключиться.

    «Я никогда не резал руки, резал плечи».

    Я никогда не резал руки, потому что ношу футболки, и шрамы были бы заметны. Я резал плечи. Обычно я этим занимался ночью за закрытой дверью своей комнаты, чтобы ни мама, ни кто другой не видели это жалкое зрелище. Если хотелось причинить себе боль, а я был не дома, то тушил сигареты в раны: боль длительная, 50% тупая, 50% острая.

    ***

    О СЕМЬЕ

    Я живу с мамой, младшими сёстрами и братом в частном доме. Начиналось всё с небольших увечий по нарастающей, я скрывал шрамы, прятался. Когда мать впервые увидела мои раны и осознала, что это я сам себе сделал, она была в шоке. Можно только представить, чего стоило ей столкнуться с такой реальностью. Я ни разу не слышал от нее упрёков в стиле «будь мужиком» или «да это пройдет». Мама нашла мне психотерапевта, контролировала мою посещаемость и всячески поддерживала. Я очень ей благодарен за принятие и помощь.

    «Мать хотела отправить меня в стационар психиатрической больницы сразу, как узнала, но Артем [психотерапевт], сказал, что не стоит этого делать, пока нет угрозы для жизни».

    С папой мы развелись, он алкоголик. Мамин брат, мой дядя, иногда проводит со мной воспитательные беседы, он говорит, ободряюще похлопывая меня по плечу:

    «Не переживай, всё будет хорошо, больше оптимизма».

    Дядя уверен, что депрессия – это унылое настроение, которое само по себе пройдет. Ну вы понимаете, что такой подход не работает?  

    Моя 14-летняя сестра тоже начала посещать психотерапевта на фоне моих аутоагрессивных эпизодов и попытки суицида. 

    ***

    О ДЕПРЕССИИ

    Никогда не думал, что у меня клиническая депрессия. Я интересовался симптоматикой, читал о случаях, когда люди месяцами не могли встать с постели, решил, что это не моя история, что у меня все более лайтово. Спустя несколько месяцев появились приступы ненависти, каждое утро начиналось с агрессивных мыслей. Я провоцировал конфликты с близкими людьми и решил обратиться к психотерапевту, мать меня записала. Мне назначили ноотропные препараты, приступы ненависти прошли.

    ***

    О ДЕВУШКЕ И ДРУЗЬЯХ

    У меня есть девушка. Мы вместе уже около 8 месяцев. Она знает о моих увлечениях и не поддерживает их. Благодаря Юле я стал более эмоционально устойчивым, взаимные чувства вселяют уверенность в себе.

    «Наши отношения помогают мне справиться с зависимостями, но, бывает, сами становятся триггером».

    У Юли есть ко мне претензии, и когда она меня пилит, что я ее не люблю или что-то в таком роде, я могу сорваться с катушек. Друзья и одноклассники тоже в курсе о селфхарме. Говорят, что я дебил. Я с ними согласен. Но, оборачиваясь назад, понимаю, почему я так делал, это был мой выход. Иначе лежал бы овощем в апатии, а так было какое-никакое занятие.

    Параллельно селфхарму я бухал – иногда с друзьями в кальянных, иногда с девушкой, но чаще сам. Всё по той же причине. Выпил – и состояние терпимое; не выпил – нужно выравнивать эмоциональный фон острыми ощущениями.

    «Чтобы погасить внутренние конфликты у меня было два выхода: алкоголь и кровь. Потом я нашёл третий».

    ***

    О ГИДАЗЕПАМЕ

    Мне всегда чего-то хочется. Я читал на телеграмм-каналах об аптечных препаратах, знал, где достать гидазепам без рецепта. Помню свой первый раз. Купил таблетки с содержанием действующего вещества 0,05 г, положил в карман и вернулся в офис колл-центра, где подрабатывал тогда. Решил, что зачем ждать вечера, если всё при мне, и закинул под язык сразу три таблы. Почувствовал очень горький вкус, а через час вышел в стабильный ноль: ни радости, ни грусти, всё безразлично. Я забыл, что такое память. Клиенты по телефону говорили время и адрес, но информация вылетала из головы прежде, чем я доходил до тайм-тейбла.

    «Самое кайфовое – это ничего не чувствовать, абсолютно ровное состояние».

    ___

    Гидазепам – транквилизатор бензодиазипинового ряда. Это вспомогательный препарат при лечении депрессивных, раздражительных, противотревожных состояний, а также применяется для купирования абстинентного алкогольного синдрома. Данный медицинский препарат по законодательству Украины не должен продаваться в свободном доступе, а только по рецепту, но большинство аптек данное указание правительства игнорирует.
    Передозировка бывает двух видов:
    • острое возбуждение, тревога, галлюцинации, приступы ярости, неадекватное поведение;
    • резкое угнетение, оцепенение, состояние полусна, отсутствие движений.
    Смешивание с другими веществами: усиливает действие алкоголя, опиатов и средств, угнетающих центральную нервную систему, в связи с чем резко повышается риск передозировки и летального исхода! Особенно опасным для жизни является сочетание транквилизаторов с алкоголем.

    ___

    Начал стабильно юзать гидазепам, пачка стоила около 90 грн, деньги были. Дошел до того, что на протяжении двух недель съедал по полпачки за раз. Я превратился в овощ, ничего не помнил, ничего не чувствовал. Лёгкое головокружение и пустота стали моими постоянными спутниками.

    Раньше у меня были загоны по поводу ног – я брил волосы, потому что парился о том, как я выгляжу, что думают обо мне люди. Под гидазепамом я избавился от комплекса, перестал заморачиваться о том, как видят меня другие. Сейчас я не употребляю колёса, но здоровое безразличие к чужому мнению осталось.

    «Это как прививка пофигизмом».

    Гидазепам и селфхарм – это, конечно, порочный круг похлеще, чем алкоголь и кровь. Бывало, просыпался утром и думал: таблы сегодня не буду хавать – лучше порежусь. Порезался – и тут же хочется закинуться. Тем не менее, я начал меньше резаться – где-то раз в две недели.

    Я ушел с работы, денег не было, стал экономить – пил по одной таблетке в день, а спустя два месяца и вовсе бросил гидазепам.

    Продолжение тут.

    ***

    Из любой ситуации есть выход. Если у вы чувствуете апатию, утрату смысла в жизни или безнадежность, рекомендуем обратиться к специалистам:

    Драг-френдли психотерапевт Артем Осипян +38(067)966-77-22

    Психиатр Кристина Живаго +38(063)573-41-39


    Также напоминаем, что на сайте DRUGSTORE, а именно здесь, можно записаться на онлайн-консультацию врача, психолога и консультацию по психоактивным веществам.

    Может быть интересно
    Анна Шелестун
    Автор статьи 135
    0
    Поделиться статьей
    Обратная связь

    Идеи, коллаборации, истории? Нужен совет или консультация? Разбираешься а.k.a PRO в наркотиках или просто хочешь сказать, что мы котики? Пиши – ответим!

    Спасибо!
    Ваш вопрос отправлен.

    Мы предоставим вам ответ
    в течение трех рабочих дней.